Навигация
Цитата

Законодательное обеспечение развития Интернет

Споры о необходимости законодательного регулирования сферы Интернет, и, в частности, регулирования, обеспечивающего развитие этой самой сферы, не утихают вот уже десять лет – с того момента, как Интернет стал неотъемлемой частью экономической, политической, социальной и культурной жизни общества.

Однако поиск консенсуса в этих спорах изначально затруднен тем, что отсутствует общепринятое определение Интернет, не говоря уже о таком аморфном понятии, как "сфера Интернет".

Действительно, прежде чем применять к чему бы то ни было правовое регулирование, нужно понять суть этого явления.

Интернет - это не организация, а соглашение. Это средство сосуществования и взаимодействия людей, которое является общественным достоянием. Интернет не регламентирует то, что люди могут с ним делать, что они могут громоздить на его краях, что они должны говорить и кто вообще имеет право голоса.

При этом на концах Сети люди могут делать всё, что угодно, требующее передачи данных, и создавать всё, что только смогут себе вообразить, точно зная, что Интернет будет безусловно передавать нужные им данные.

Суть Интернет - связность как таковая, ценность которой сосредоточена на краях - там, где расположены её потребители. Любой может воспользоваться Интернет, любой может его улучшить, создав сервис или даже целый набор новых услуг и возможностей на его краях.

Ещё одним, ключевым для понимания Интернет моментом является то обстоятельство, что, по существу, Интернет - это всего лишь протокол, то есть соглашение о взаимодействии конечных узлов. Интернет знает только одно: вот эту "горсть" битов надо перекинуть из одного конца Сети в другой.

Поэтому, если в связи с Интернет и возникают правовые коллизии, то только там, где традиционная человеческая деятельность, осуществляемая в новой цифровой форме, сталкивается с необходимостью правового доопределения.

Фактически, Интернет - это новая форма межличностного общения и потому в принципе не поддается правовому регулированию, ведь даже тоталитарным режимам не удается контролировать слухи, передаваемые из уст в уста.

Попытки сделать Интернет объектом суверенной юрисдикции, даже под предлогом обеспечения безопасности и нравственного благополучия граждан, лишены смысла. Интернет никому не принадлежит, ни одному государству и ни одному правительству. Дело в том, что сама природа глобальной сети наднациональна. Такие попытки приведут лишь к тому, что все национальные информационные ресурсы будут переводиться в заграничные Интернет-центры и регистрироваться не как, например, российские, а как зарубежные или международные. Ведь пользователь Интернет, являясь гражданином одной страны, может разместить свои информационные ресурсы на серверах, находящихся в любом ином государстве, он совершенно свободен в вопросах своего самоопределения внутри Интернет.

В России примерно с 1999 года с завидным постоянством предпринимаются попытки создания всеобъемлющего закона "Об Интернет", который бы подробно регламентировал, кто и как должен "жить" в глобальной Сети, а также, разумеется, каким образом государство осуществляет над ним надзор.

Кроме того, политиками разного уровня неоднократно выдвигались идеи регулирования деятельности пользователей в сети Интернет путем внесения таких изменений в Федеральный закон "О средствах массовой информации", которые обязали бы владельцев Интернет-ресурсов регистрироваться в качестве СМИ. При этом упускается из вида реальная проблема определения критериев того, является ли некий ресурс в Интернет средством массовой информации или нет. Возможно ли, скажем, считать средством массовой информации сайт банка, Интернет-магазин или тематические форумы и "электронные казино"?

На самом деле особых правовых проблем, касающихся Интернет, нет. Заявления же о необходимости нового закона "Об Интернет" появляются от непонимания, что преступления, скажем, разжигание межнациональной розни или терроризм, и так уже оговорены в Уголовном кодексе, вне зависимости от того, где они происходят - в Интернет, по телевизору или на улице. Попытки введения цензуры в Интернет также изначально обречены на провал, ибо "Интернет рассматривает цензуру как повреждение на линии и ищет обходные маршруты".

Это обстоятельство очень четко отметил Президент России В.В. Путин, который на пресс-конференции в декабре 2004 года сказал: "Мне бы очень не хотелось, чтобы под предлогом борьбы с криминалом мы сделали бы какие-то шаги, которые бы ограничили свободу распространения информации в Интернет. Это самый демократичный способ распространения информации. Нравится, не нравится, но ты всё равно прочитаешь то, что о тебе люди думают. А если ты умный человек, ты всегда поймешь, насколько то или иное мнение является доминирующим".

В общем и целом, попытки российских законодателей в отношении регулирования Интернет схожи с действиями их коллег за рубежом. Американские и европейские законодатели выступают в качестве "первопроходцев". Это дает возможность оценить плюсы и минусы законодательных инициатив в отношении Интернет, помня о принципе "не навреди". Каждая новая инициатива по регулированию Интернет затрагивает, а порой и ограничивает права человека: право на неприкосновенность частной жизни, свободу слова, свободу доступа к информации. Нередко эти ограничения вводятся законодателями без достаточных оснований, и там, где это невозможно.

Безусловно, необходимо законодательно регулировать некоторые виды деятельности пользователей в Сети, но делать это надо не путем принятия закона "Об Интернет", а путем приведения в соответствие с изменившейся реальностью существующих законодательных актов и принятия новых, регламентирующих недавно появившиеся отношения, связанные с Интернет, например, законов об электронном документе и электронной торговле.

Основной проблемой в развитии законодательства по электронной коммерции является обеспечение юридических возможностей заключения контрактов в электронной форме. Это тесно связано с введением в широкую юридическую практику положений о признании электронной цифровой подписи.

В России средства электронной цифровой подписи включены в понятие шифровальных средств. Это противоречит не только мировой практике, но и здравому смыслу. Электронная цифровая подпись (ЭЦП) предназначена не для сокрытия информации, а лишь для подтверждения авторства и целостности информации. В своё время для обоснования внесения ЭЦП в разряд "шифровальных средств" ФАПСИ предприняло беспрецедентное давление на разработчиков закона "Об электронной цифровой подписи". В результате принятый закон не только идет вразрез с международной правовой практикой, но и просто не работает в силу внутренней противоречивости.

Ещё одной законодательной проблемой, несмотря на наличие в России базовых правовых основ проведения Интернет-платежей, является определение юридического статуса цифровой наличности. Дело в том, что обороты сервисов Интернет-платежей в российском сегменте сети Интернет стабильно растут. При этом, пользуясь несовершенством правового регулирования этого вида деятельности, лишь единицы российских онлайновых платежных систем раскрывают информацию о своих оборотах и сделках.

В качестве положительного примера правового регулирования отношений, связанных с использованием Интернет, следует отметить определенное урегулирование проблемы незапрошенных сообщений (спама). Так, согласно новой редакции Федерального закона "О рекламе" рассылка спама запрещается.

Ярким примером того, как трансформируются правоотношения, регулирующие ту или иную экономическую деятельность при её переносе в Интернет, является ситуация с авторскими и смежными правами.

Оказывается, что когда цена копирования стремится к нулю, невозможно создать ничего похожего на бизнес-модель, которая позволяла бы получать существенную прибыль за счёт строгого соблюдения авторских прав.

Что касается некоммерческой деятельности, то Интернет, соединяя всех со всеми, является просто идеальной средой для осуществления всевозможных культурных, исторических, образовательных, социальных и иных, не связанных с извлечением прибыли проектов. Некоммерческие проекты в Интернет способствуют реализации творческого потенциала граждан, налаживанию личных контактов, устранению многих противоречий. Разумеется, и всякая некоммерческая деятельность в Сети должна укладываться в рамки существующего законодательства, особенно, учитывая остроту момента, это касается вопросов национальной и религиозной терпимости.

Собственно же функционирование Интернет законодательно регулировать нецелесообразно, да и невозможно. Так же, как абсурдно было бы законодательно регулировать работу двигателя внутреннего сгорания или распространение слухов. По сути, Интернет – это актуализированный техническими средствами, естественный, можно даже сказать природный ресурс связности, самостоятельная, следующая своей внутренней логике техническая форма жизни.

Опубликовано:18.09.08, Просмотров:7660, Печать